Восьмой

Уже затих прощальный клекот стерхов,
Гостит в остывших гнездах сизый дым.
Страна моя – затопленная церковь
С крестами над поверхностью воды.
На мокром небе тучи одичали,
Слышны раскаты грома там и тут,
И к тем крестам – единственным причалам
Нас волны почерневшие влекут.
Мы, замирая, стонем от бессилья,
Холодный ветер дует все сильней,
Но пенистые волны, будто крылья,
Растаявших под утро журавлей,
Спасают нас, усталости не зная,
И к чуду приручают в холода,
Их звонкий плеск, как будто жизнь земная,
Что к вечности готовится всегда.
Моя душа, стремясь постичь иное,
И в здешнем мире чувствуя изъян,
Свой путь земной теперь ковчегом Ноя
Проходит через бурный океан.
Весь этот путь — падения и взлеты,
Меняется порог на перекат.
Повсюду длится день страстной субботы,
Он веком стал и сам себе не рад.
И в этой мгле, седой и безответной,
Там, у подножья вечных горных глыб
Затоплен храм страны моей заветной.
В колоколах густятся стаи рыб.
Водою, как гигантской плащаницей
Накрыт собор хранящий Рождество,
А на волнах в челне душа ютится
И с грозным ветром чувствует родство.
Плывут над небом русские Святые
И каждый кормит верою с руки.
А под водой – иконы золотые.
И всем законам мира вопреки,
Живых свечей горящие букеты
Стоят перед иконами на дне,
Глубины заполняя белым светом
В холодной и звенящей тишине.
Земная жизнь, ты — летнее гнездовье,
Ты путь морской под парусом души,
Ты — ночь в степи, там небо со звездою,
Нашептывает сердцу: не спеши…
Сквозь душу посмотри как сквозь бинокль
На этот путь, на Родину во мгле,
Она подобно церкви одинокой
На падшей и затопленной земле.
Куда душе в земных страданьях деться?
Не сгинуть как, доверившись судьбе?
Один маршрут подскажет только сердце,
Хранящее Отечество в себе.
Оно легко поведает и прямо
О самом сложном, будто о простом.
Земная власть — отрекшимся от Храма,
Бессмертие — оставшимся с крестом.

июль 2009г.