Третий

В этом кино неслучайные серии –
Сказка о чуде и повесть о чудищах.
Детство совпало с расцветом империи
На расстоянье от прошлых и будущих
Войн одинаковом. Семидесятые!
С только что стертой улыбкой Гагарина,
Недопришедшими в гости бесятами,
С «чехом» из Грозного лучше татарина,
Вещим поэтом, подкошенным водкою
С кремнем-Кремлем, не водившим приятельство
(Там под портретом с козлиной бородкою
Только еще зачиналось предательство).

Вечных огней приближали агонию
Рыцари зверя под конское ржание,
Чтобы найти в тайниках беззакония
Формулу смерти и край удержания.

Позже увидят слепые потешники
Рожки с копытцами мишкины-борькины.
Ну, а пока что военная техника
Едет по вымытой улице Горького,
Встречи в семье отмечаются пением,
Куплены клюшки с хоккейными масками,
Фронтовики молодеют с цветением
Яблонь, встречающих праздники майские.
Двери не заперты, кофточки связаны –
Требует малого счастье простое.
Все это будет впоследствии названо –
Жизнью без воздуха, злом и застоем.

Но перед тем, как спиралью удушливой
Время у света на шее закрутится,
Будут показаны дребезги лучшего
С предупреждением: «Скоро распутица!»

Ныне повсюду стоят декорации,
И лишь немногие видят за ними
Впаянный в небо забор оккупации,
Князя земного похабное имя.

Быстро отмаялись праздники майские,
Будто и были они понарошку.
Семидесятых намеренья райские
В ад девяностых стелили дорожку.
Вот и сбылось все о чем не просили–
Время разбило мечты иллюзорные.
Мать моя женщина, мама Россия,
Все мы сироты твои беспризорные,
В лоб получившие ржавыми граблями,
Пьяными спавшие в красной смородине,
Все мы солдатики с ржавыми саблями
В третьей войне проигравшие Родину.

Сверху на нас, как на знак многоточия
Ангелы в звездные смотрят прицелы.
Волки порвали Отечество в клочья,
Овцы поплакав, довольны, что целы.
Прошлого века отхлопали выстрелы,
В доме сквозняк от Находки до Бреста.
Радость в одном – ниже дна каменистого
Нету теперь для падения места.
Новому Риму не быть после третьего.
Только погибель — не русская доля,
А потому в наступившем столетии
Вся моя Родина – взлетное поле.
Черти сгорят, разродившись химерами,
Воинов света старанья умножатся.
Станут последние вечными первыми,
Все по делам и плодам подытожится.
Я открываю солдатскую фляжку
И вспоминаю в ряду виноватых
Детского счастья короткометражку,
Запечатленную в семидесятых.

сентябрь 2007г.