Тет-а-тет

В девяностых годах, теперь уже прошлого века, мне довелось вести на телевиденье программу «Тет-а-тет». Первый канал, доверительная интонация, популярность на всей территории только что разваленной огромной страны. Письма в буквальном смысле валили мешками. Приходили они преимущественно от подростков. Содержание было разное, иногда очень забавное: «Я назвала в твою честь сына потому, что когда вешалась в прошлом году, увидела тебя на экране и теперь люблю жизнь, а неделю назад родила». «Вот мои стихи. Надеюсь, ты их напечатаешь в каком-нибудь московском журнале или передашь Алле Пугачевой». «Ждала всю жизнь и теперь знаю, кого ждала – тебя, Влад. Скорее приезжай. Мы поженимся. Мои родители согласны. Хайфа-Израиль-Юля. P.S. Кстати, у нас уже весна! » По прошествии времени я могу сказать, что программа «Тет-а-тет» действительно была интересная, и делали мы ее с душой, поднимая и решая самые разные проблемы.
Однажды, после окончания съемок в студии, выхожу я на улицу, а навстречу выбегает взволнованная девушка лет восемнадцати: «Владушка! Здравствуй милый! А я ведь к тебе из-под Киева! Мне больше и не к кому ехать! Спаси!» Я опешил сначала, потом расспросил ее обо всем. Детектив получился в стиле старой кинокартины «Путевка в жизнь»: Жила-была в Киеве девочка Надя. И попала эта девочка под влияние плохой компании. А виновата была во всем любовь. И вот, девочка покидает отчий дома и вступает в банду подростков, колесящую по «незалежной» Украине. Любовь, естественно быстро кончается, а взамен приходит полное отчаянье. Да еще и уголовная ответственность за кражи в электричках. Хорошо, что на свете есть программа «Тет-а-тет» и ведет ее парень, на которого положиться можно! Примерно так Надя закончила свою грустную историю и с надеждой заплакала.
Притащили мы камеры, сняли завязку сюжета. Через московские газеты связались с христианским приютом для девочек и устроили туда нашу «лягушку-путешественнницу». Приехали снимать через неделю, а Надю и не узнать: ходит в платочке беленьком, крестиком вышивает, в глазах благодарное смирение. И мы порадовались. Пожелали Надежде всего самого доброго и умчались по своим делам. На том история закончилась и вскоре позабылась.
Прошло несколько лет. Иду я как-то по Кузнецкому мосту. Останавливаюсь, чтобы купить сигарет и чувствую, как меня кто-то сзади обнимает нежно. Оборачиваюсь, и понять ничего не могу – стоит передо мной какая-то накрашенная девица с томными глазами и синяком: «Владушка, милый, не узнаешь? Я – Надя! Помнишь меня? Ну, девочка из-под Киева, которая…» Тут я очнулся: «Надя?! Ах ты, Боже мой! Привет! Как ты? Где?» И отвечает мне Наденька просто и грустно, что она – проститутка, что работает здесь неподалеку в ночном клубе, зарабатывает не много – еле на съем комнаты хватает, что недавно ей снилась мать, умершая год назад.