Наглядная агитация

Считая Таганку диссидентской цитаделью, здесь часто появляются деятели разных уровней и мастей –
кто-то вспомнить юность, кто-то побузить и покрасоваться перед камерой, кто-то засвидетельствовать почтение Юрию Петровичу. Замечательный актер Жириновский, например, как-то выскочил на сцену перед началом второго акта «Братьев Карамазовых» порассуждать о Достоевском, Валерия Новодворская публично рухнула на колени перед Любимовым в знак благодарности за очередную премьеру, Березовский с Чубайсом обещали денег и расписывались на стенке режиссерского кабинета, а гордые снайперы на крыше «Таганки» не раз обнаруживали присутствие в театре Самого… Одним словом, политика, как часть жизни, которую театр обязан отразить, присутствует на Таганке и сейчас. Впрочем, как это часто случается, жизнь улицы ехидно опережает любую театральную фантазию. Как-то летом меня пригласили провести День одного города — спутника нашей любимой столицы. Авторитет таганского паяца вкупе с «телекукольным» прошлым часто становился пропуском на подобные мероприятия, за которые неплохо платили. А теперь представьте себе большую площадь, посреди нее ловко сколоченную эстраду, массу горожан, запах шашлыка, звуки оркестров. У всех приподнятое настроение. Позади эстрады в автобусах переодеваются артисты: циркачи, певцы, музыканты. На сцене городское начальство. Все ждут губернатора. Наконец мне предоставляется честь его объявить. Он выходит, поздравляет горожан, выражает признательность мэру. Мэр в ответ разражается пламенной речью о высоких достижениях за предыдущие годы и в этот самый момент в дальнем углу неба появляется черная точка. Мэр города еще полон оптимизма, он вспоминает два отремонтированных детских сада, а точка в небе увеличивается. Вместе с ней нарастает нехарактерный для самолета рокот. Губернатор вопросительно смотрит на мэра. Тот на начальника милиции. Через несколько секунд точка превращается в самопальный дельтаплан с мотором. Им управляет авиатор в огромных токарных очках. Кажется, он улыбается. Дельтаплан зависает над площадью. Еще секунда и непонятно откуда очутившийся в руках авиатора, громадных размеров рюкзак переворачивается. На колышущуюся толпу, обрушивается ворох листовок. Их тысячи. Они кружатся, пикируют на головы, попадают в руки, уже шуршат под ногами. Все листовки одинаковые, а крупные буквы немилосердны к происходящему: «Мэр – вор!!! За год из бюджета города украдено 500 миллионов рублей!!! Под суд мэра нашего города и его банду!!!» Выступающий в шоке, он пытается скрыть гнев, все еще продолжает рапортовать, отдирая от лица одну из листовок, но в толпе уже нарастает гул, слышны крики отдельно взятых старушек: «Правильно! Долой вора!» Милиция разводит руками. Дельтаплан снова превращается в точку. Губернатор спешно уезжает. Артисты вжимаются в автобус. Праздник превращается в народный митинг. В глазах доброй половины присутствующих восторг: вот он, грозный и точно режиссированный историей одного города, театр улиц.
В тот день я даже не обратил внимания на то, что мне не заплатили за работу.