Гений антресоли

Восторг толпы – дурное дело…
Когда признанью нет предела
Герой становится кумиром,
И лесть владеет нашим миром…

В одной кухонной антресоли
Жил-был брикет обычной соли
Нутром – поварен, телом – бел
Брикет все время песни пел,
Предавшись весь мечте невольной,
О будущей карьере сольной,
И попадая в ноту соль
Он находил, что в этом соль!

Его супруга – упаковка
Конфет просроченных «коровка»,
Певца тягучая му-муза
Сказала как-то: «Ты – Карузо.
Я даже думаю порой –
Не соль, а сахар голос твой!»
Любя супругу до мозолек,
Он звал ее своею «Сольвейг»…

Семья жила не в чистом поле,
И вскоре все на антресоли,
Включая старый таз из меди
Уже твердили о соседе,
Как о таланте уникальном
В жестоком мире музыкальном…

Две дорогих аэрозоли
Хвалили вкус и голос соли,
А рядом пыльная картина –
Брикет сравнила с Робертино
Лоретти, споря с некой дамой
Являвшейся ее же рамой.
Дырявый увалень – ковер
Решил, что он – антрипринер,
Зажав с валютою конверт
Он все орал: «Даешь концерт!!!»
В восторге перчики в рассоле
Чуть не свалились с антресоли
И все же звонко голосили
О некой сольной антре-силе…
И лишь помойное ведро
Съязвило: «Пусть поет в метро!»,
Но эту цинковую тушу
Никто и никогда не слушал,
А, впрочем, зря… Навет помойный
Быть может более достойный,
Чем общий голос похвалы
В совместной оргии гульбы…

Все о любви певцу кричали
И на руках его качали,
А кто-то выдал, что Шаляпин
В сравненье с ним талант прошляпил…

И отстранить их всех не в силе
Был наш солист. Он все терпел
Они же так любовь излили,
Что наш герой… окаменел…
Его потрогали руками
И убедились: точно камень…

Сначала хором причитали
Потом на камне начертали:
«Он был, практически, Лев Лещенко,
Теперь кирпич и сбоку трещинка».

сентябрь 2004г.