Бедный Йорик

Театралам хорошо знакома фотография Гамлета-Высоцкого, держащего в руках череп. Свидетельствую: череп был настоящим.
Лет через двадцать после той фотосъемки, мы репетировали шекспировские «Хроники». Играя шута, который, переходя из сцены в сцену, постепенно превращался в зловещего Ричарда, я попросил у реквизитора череп, чтобы, украсив его мыльной пеной, представить Любимову этюд. Поворчав, как всегда, реквизитор театра Лариса спустилась в свой подвальчик и через минуту уже несла на вытянутых руках странный целлофановый сверток, приговаривая:
— Тот самый, с которым наш Гамлет…
Мурашки неожиданно пробежали у меня по спине.
— Нет, Ларисочка! Мне бы школьный скелет…я с этим не выйду…
Человеческий череп унесли и достали инвентарь для кабинета биологии. Сцена получилась. Довольный режиссер подсказывал детали, фантазировал и готовил спектакль к выпуску. А за два дня до премьеры сорвалась с высоких конструкций и до полусмерти разбилась актриса Ира Линдт. Это было не первым происшествием за время репетиций и, наверное, поэтому, следующим утром на пустой сцене появилась внушительная делегация священнослужителей. Возглавив Крестный ход, священники и дьяконы прошли по всем помещениям театра с молитвами, ладаном и святой водой. Мы следовали за ними, а когда спускались в подвалы, я вспомнил про череп.
— Лариса! Давайте его похороним, вернее, предадим земле. Он же -
человеческие мощи,- обратился я к нашему реквизитору.
— Да, да, правильно, но, с другой стороны он – собственность театра, и если кто-то узнает – обязательно доложат шефу, раздуют скандал, понимаете, — занервничала та.
— А мы никому не скажем. Передадим череп батюшкам. Они знают, что делать дальше. Я договорюсь. Ларисочка, давайте его мне.
Как я и предполагал, один из священников — Отец Геннадий идею одобрил, и уже через минуту я тайком передал ему
пыльный сверток.
Так, целых девять лет составляя первому актеру компанию в знаменитой сцене и до конца века пролежав на реквизиторской полке, чья-то голова наконец-то отбыла в предназначенную для нее землю. Шекспировские же «Хроники» идут до сих пор. Я давно не участвую в этом спектакле.